Почему в России не хотят заниматься бизнесом

31.10.2014

В условиях сырьевой экономики склонность к риску снижается, а в предприниматели идут под давлением обстоятельств.

По итогам очередного раунда «Глобального мониторинга предпринимательства» за 2012 год Россия в очередной раз продемонстрировала свою уникальность. Самое крупное (участвуют 69 стран) и влиятельное исследование уровня предпринимательской активности в мире показало, что россияне реже, чем жители прочих стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), проявляют готовность открыть свое дело. В России только 4% взрослых включены в создание и развитие собственного бизнеса; такова же эта доля в Италии, чуть выше, 5-6 %, в большинстве стран старой Европы, а вот в бывших социалистических странах, как правило, значительно выше. Довольно часто бизнесы в России создаются не в результате стремления к самореализации, а в силу отсутствия альтернативных возможностей заработка. По этому показателю наша страна чуть опережает находящуюся в глубоком кризисе Италию и идет вровень с не менее проблемными Испанией и Грецией. Очень важно, что мониторинг позволяет оценивать субъективно-психологическую склонность и готовность населения разных стран к предпринимательской деятельности. И в этом отношении данные 2012 года рисуют очень тревожную картину: по уровню восприятия возможностей для предпринимательской деятельности в своей стране россияне немного опережают только самые проблемные экономики Европы — Грецию, Испанию, Венгрию — и далеко отстают от большинства стран ЦВЕ. А по уровню самооценки готовности к предпринимательской деятельности вообще с большим отрывом стоят на последнем месте среди всех европейских стран. По уровню боязни неудачи в бизнесе (в теории давно выяснено, что это обстоятельство является одним из важнейших социокультурных барьеров для включения в предпринимательскую деятельность) впереди России только кризисные Италия и Греция. Поэтому ничего удивительного нет в том, что среди взрослого трудоспособного населения лишь 2% высказывают предпринимательские намерения. Для сравнения: в Норвегии, Ирландии, Дании, Швейцарии, Германии, Нидерландах эти значения находятся в диапазоне 5-9%, тогда как во всех прочих европейских странах — в области двузначных цифр. В рамках еще одного проекта, проведенного учеными Высшей школы экономики, удалось оценить уровень развития предпринимательской активности в российских регионах. Выяснилось, во-первых, что довольно низок уровень инновационной активности бизнесменов. В среднем лишь порядка 20% начинающих и действующих предпринимателей относят свою продукцию к категории новой для большинства клиентов и потребителей. Это больше, чем среди крупных российских предприятий, однако в целом довольно мало. Кроме того, в ходе исследования выяснилось, что в подавляющем большинстве регионов по мере ухода из бизнеса предпринимателей их места не занимают другие, то есть имеет место суженное воспроизводство предпринимательского слоя. Наконец, в-третьих, в большинстве республик, краев и областей значительная, а то и преобладающая часть новых бизнесов создаются вынужденно. К этому инициаторов подталкивают вовсе не благоприятные условия для ведения бизнеса и не наличие новых нестандартных идей, а стремление скопить деньги для решения жилищных проблем. Отчего это так? Почему не заметны результаты государственной поддержки развития предпринимательства, на которую — в отличие от голодных 1990-х — в последние годы выделяются изрядные суммы из федерального и региональных бюджетов? Как представляется, это обусловлено спецификой российского предпринимательства, в котором преобладают не «креативные разрушители», инноваторы, а разного рода крышеватели, решальщики, распиловщики и прочие персонажи, плотно населяющие мир государственных корпораций и систему госзаказов и госзакупок в нашей рентоориентированной экономике. В такой экономике нахождение своей ниши в цепочке распределения и перераспределения нефтегазовых и прочих рентных доходов сулит куда более высокие — и менее рискованные — перспективы получения прибыли, чем полная неожиданностей жизнь «классического» предпринимателя. Поэтому энергичные и предприимчивые занимают «свои» ступеньки на лестнице административной системы, обеспечивающие им оптимизацию предпринимательской деятельности: издержки (на сырье, оборудование, рабочую силу) близки к нулю, риски также, а потому норма прибыли оказывается фантастической. При наличии таких возможностей только крайние романтики или те, кто уходит в предпринимательство под давлением внешних обстоятельств, могут выбрать тернистый путь к успеху через бизнес в его классическом понимании. Впервые на эту закономерность обратил внимание американский экономист Уильям Баумал в одной из своих статей в 1990 году. Правда, примеры для иллюстрации системы, пропитанной, по ее выражению, «непроизводительным и даже деструктивным предпринимательством», он брал из истории средневекового Китая с его императорами и мандаринами… Как добиться, чтобы в России резко возросли темпы развития и изменилось само качество предпринимательства? Очевидно, нужно изменение модели социально-экономического развития. Для этого должны сложиться политические предпосылки, а именно реальный и воплощаемый в практические действия консенсус элиты по вопросам модернизации экономики, поддержанный достаточно широкими группами гражданского общества. В этих условиях станет возможным переформатирование государственной политики. Можно будет отказаться от инструментов, только подпитывающих коррупцию, например от обеспечения квот для малого бизнеса при госзакупках, и перейти к косвенной поддержке быстрорастущих средних компаний, вложениям в программы обучения основам предпринимательства и бизнеса на всех уровнях, стимулированию деятельности бизнес-ангелов и микрофинансовых организаций. Необходима соревновательность между регионами за лучшие условия для развития предпринимательства, поддерживаемая различными мониторингами, рейтингами и т. п., осуществляемыми независимыми и авторитетными организациями. Автор: Александр Чепуренко Источник: http://forbes.ru